Встать и идти. Как живут люди, которые не могут, но очень хотят ходить

adminfgr43d

В четыре часа дня все-таки позвонила родителям. Они живут в Новограде-Волынском Житомирской области, примерно в трех часах езды от Киева. Сказала: «Мне плохо. Приезжайте». Когда мама приехала, я минут 15 пыталась дойти до двери, чтобы открыть.

Мама позвонила доктору, который меня оперировал. Он сказал: «Это похоже на менингит. Вы можете лечиться дома. В больнице нет мест». Мама купила кучу таблеток, предлагала вызвать скорую. Я отказывалась, но к трем ночи поняла, что становится только хуже. Очень болел позвоночник, я почти не могла сидеть. Попросила маму позвонить в 103.

Скорая ехала часа полтора. Под утро нас привезли в больницу, но не дали каталку. Пришлось идти самой, мама переставляла мне ноги. Первое, что сказала доктор: «Чем мы можем вам помочь? Пока есть скорая, она бесплатно отвезет вас домой».

Мы решили остаться в больнице до утра. Мне что-то капали через капельницу – наверное, обезболивающее и антибиотики. В той больнице не было нейрохирурга, и меня, после просьб родителей, отправили в военный госпиталь. Там сразу положили в реанимацию.

Я не понимала, насколько все серьезно и пыталась шутить. Говорила: «У меня скоро корпоратив. Я купила красное платье, хочу пойти в нем». А медсестра ответила: «Ты, конечно, не переживай. Но главное – чтобы ты хоть как-то вышла из реанимации».

Через полдня пришел доктор, чтобы взять пункцию спинномозговой жидкости. Он попросил перевернуться на бок, а я поняла, что не могу – не чувствую ног и не могу ими двигать. После анализа доктор поставил диагноз миелит. Позже другие врачи, у которых мы консультировались, сказали, что болезнь спровоцировала система, установленная в позвоночнике. Либо ее устанавливали в не очень стерильных условиях, либо из-за нее воспалились нервные корешки, и это дало гной.

В первый день в реанимации я постепенно переставала чувствовать тело. Сначала ноги, через час живот, еще через час – ребра. К концу дня не чувствовала ничего ниже груди. Но при этом у меня жутко болели ноги и спина. Я понимала, что если паралич дойдет до шеи, то все – гробик, похороны, кладбище. В таких случаях мало кто выживает.

Я умоляла доктора прооперировать меня сразу. Это увеличило бы шансы на успешную реабилитацию. Он сказал: «Ты у меня не одна, есть и другие операции. Ты можешь подождать».

Меня прооперировали только на третьи сутки – удалили часть системы из спины. Из-за того, что убрали не всю систему, возникли осложнения. Вторую часть удаляли позже во Львове. Если бы все сделали сразу, восстановление проходило бы намного эффективнее.

Легче после операции не стало. Я не могла двигаться, просто лежала на спине и смотрела в потолок. Минимальная подвижность была только у правой стопы. При этом ноги болели невыносимо.

30 декабря меня перевели из реанимации в обычную палату. И там, и там со мной были родители. В новогоднюю ночь я просто спала. Но перед сном загадала желание: проснуться и пошевелить хотя бы одной ногой. Не сбылось. Я подумала: «Ну ладно. Рождество – тоже большой праздник, загадаю еще раз». И снова ничего не произошло. Мне было уже 22 года, но я не могла понять: как так? Почему не сбывается?

Я спросила у своего врача о реабилитации – какая мне нужна и какой центр он посоветует. Доктор ответил: «Зачем тебе тратить деньги? Вот задвигаются ноги – пойдешь в бассейн». Другой врач посоветовал реабилитационный центр во Львове.

Добавить комментарий

Next Post

Tesla готова поделиться технологиями со своими конкурентами - Илон Маск

Маск поделиться технологиями с теми производителями, которые имеют проблемы в выпуском электрокаров Глава Tesla Илон Маск заявил о готовности лицензировать свое фирменное программное обеспечение, платформу и аккумуляторы для конкурентов, испытывающих проблемы с выпуском собственных электромобилей, сообщил Маск в своем Twitter.   При этом он подчеркнул, что главная цель — ускорить развитие устойчивой […]

Подписаться